rabinovin: (профессор)
"В Нью-Йорке завершился судебный процесс, уже названный историческим по созданному прецеденту. Живущая на пособие афроамериканка Джоан Мóрсель выиграла дело против белого мультимиллионера Джона Фленда и его семьи. Пятнадцать лет назад, будучи студентом колледжа, мистер Фленд одновременно встречался с Джоан и со своей будущей женой Мартой, в итоге предпочтя последнюю.
Ссылаясь на недавно принятый "Акт о толерантности", госпожа Мóрсель утверждала, что Джон Фленд предпочел ей белую по расовым мотивам. Обвиняемый пытался доказать, что сделал свой выбор по любви, однако судья приняла сторону госпожи Мóрсель. Отягчающим обстоятельством послужил тот факт, что мистер Фленд, являясь завзятым меломаном, никогда не приобретал музыку афроамериканских исполнителей.
Теперь брак Джона и Марты будет принудительно расторгнут, после чего ему придется жениться на Джоан Мóрсель, чтобы восстановить нарушенную пятнадцать лет назад справедливость. Суд также обязал его пройти курс лечения от расизма, включающий посещения психолога и специальную генную терапию. Согласно тому же решению, он выплатит госпоже Мóрсель многомилионный штраф за расовую дискриминацию. Марту Фленд подвергнут шестимесячному тюремному заключению за публичное оскорбление судьи и истца, а их детей на время заключения матери передадут в федеральный приют, поскольку госпожа Мóрсель заявила, что не желает "содержать этих белых".
Адвокат семьи Фленд намерен опротестовать судебное решение. Он утверждает, что судья-афроамериканка была предвзята, и настаивает, ссылаясь на тот же "Акт о толерантности", чтобы дело Флендов повторно рассмотрел судья-азиат или латиноамериканец. Перед зданием городского суда развернут палаточный городок сторонников семьи Фленд, протестующих против несправедливого, по их мнению, вердикта. Юристы предсказывают, что в ближайшее время Америку захлестнет вал подобных дел".
rabinovin: (профессор)
В издательских делах я по-детски доверчив. Если уважаемый редактор считает, что название романа никуда не годится, я не спорю и послушно придумываю новое. Прошу отныне считать мой двухтомник “Жизнь и другие приключения (злоключения/преступления) Егора Лисицына” — “Роботами Божьими”.
rabinovin: (профессор)
Речь не о кандидате в московские мэры, прозванном остряками "роботом-оленеводом". Я имею в виду настоящих, искусственно созданных роботов. Откуда "есть пойдут на Руси" мерзнущие роботы? Кому и для чего они могут понадобиться?

читать много букв )
rabinovin: (профессор)
Под катом отрывок из романа о будущем, работу над которым все никак не закончу. Фамилия Навального слегка изменена, потому что по некоторым причинам я меняю в тексте все имена ныне живущих людей и названия существующих организаций. Васильев и Домбровская - будущие президенты России.

читать )

По поводу сегодняшнего приговора имею сказать следующее. Я не поклонник Навального, но мои симпатии на его стороне. Власть сама толкает народ под его знамена. И в чем она точно преуспеет, так это в создании всеобщего убеждения: сидел при Путине - значит, приличный, хороший человек. Сидел при Путине за убийство (Аракчеев, Тихонов и Хасис, Даниил Константинов (надеюсь, выкрутится) и др.)? Исключительно порядочный человек, мученик, почти святой. Вот так, сами, своими руками делают нам будущих героев. Подстрекаемые Путиным правоохранители шубохранители не понимают, что запаивают крышку кипящего чайника. К сожалению, когда он рванет, достанется всем, а не только идиотам-силовикам.
rabinovin: (Default)
Есть расхожая шутка: что бы русские не создавали, у них все равно получается автомат Калашникова. Это в точности про меня. Сижу, пишу умную книжку про роботов, искусственный интеллект, происхождение человеческого вида и прочие интеллигентные вещи. А выходит вот что:

Читать дальше )

Интересно, существуют ли такие литературные курсы, где учат, как писать не про зомби? Я бы пошел.
rabinovin: (Default)
Вспомнив несчастья, выпавшие на долю главного героя (и представив те, что его еще ждут), решил слегка изменить название романа. Всего на одно слово. Теперь он называется "Жизнь и другие злоключения Егора Лисицына".
rabinovin: (Default)
Совпал с Пелевиным. Сначала подумал - ну, беда… Потом умные люди объяснили, что так иногда случается и бояться этого не следует. Успокоился, пишу дальше.
rabinovin: (Default)
Один умный человек подсказал, что удачно придуманное название нужно немедленно "застолбить", опубликовав в своем блоге. Названия мне традиционно не удаются, но в этот раз, кажется, свезло - придумал нечто забавное. Мой романный долгострой получит имя "Жизнь и другие приключения Егора Лисицына". Это вещь о роботах, соционике, конкурирующих с государствами социальных сетях, массовых реинкарнациях, религиях будущего, чипах в головах, замороженных людях, мировом потопе, войне с Китаем и еще кое о чем - пугающем и жутком, что страшнее всего вышеперечисленного. :)
rabinovin: (Default)
"В прошлый раз они ходили в музей литературы на Покровке и в Пушкинский музей. Егор не любил музеи, но отказать Нине не мог.

Первый ему не понравился. Он не понимал, зачем потомкам знакомиться с форумными перебранками писателей прошлого, кэшами броузеров и ссылками на посещенные ими порносайты. Психиатрические диагнозы авторам, поставленные на основе текстов их книг, делали картину еще безрадостнее. Имело ли все это отношение к литературе, Егор не знал.

Правда, кое-что интересное рассказали. Робот-экскурсовод объяснила, как отличать книги, созданные роботами, от человеческих. Оказалось, в книге человека по мере развития сюжета встречается все меньше новых слов - ведь словарный запас даже очень развитого писателя неизбежно ограничен. Вот почему человеческие книги часто кажутся скучными.

Роботы черпают лексику из электронных словарей и новые слова встречаются вплоть до последней страницы. Это делает книги роботов сложными для изучения иностранных языков, зато их интересно читать. Такую книгу легко узнать и без частотного анализа: в ней парадоксальным образом не будет упоминаний о роботах.

Егор с удивлением узнал, что в прежние времена писатели не подвергали свои произведения локализации. Читая иностранную литературу, русский читатель ломал язык об чуждые названия и имена.

Но самое поразительное - в прошлом читатели платили авторам за чтение их книг, а не наоборот, как сейчас. Экономика старинного издательского дела показалась Егору совершенно непостижимой.

В конце экскурсии им показали уникальную книгу, написанную в единственном экземпляре для богатого арабского шейха - одну из двухсот книг подобного рода, созданных по заказам одуревших от пресыщенности богатеев. По соглашению с наследниками шейха посетители музея могли видеть лишь обложку - содержание предназначалось исключительно нынешним владельцам книги."

------------------------------------------

Это отрывок из футурологической книги под рабочим названием "Роботы". Действие происходит лет через 70 после нас. Примерно тогда же, по моей версии, случится Потоп.
rabinovin: (Default)
После трех лет подготовительной работы пришел к неприятному выводу: чтобы замышляемый роман оказался написанным, нужно его написать.

Profile

rabinovin: (Default)
rabinovin

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 04:55 am
Powered by Dreamwidth Studios