rabinovin: (профессор)
Я нередко придумываю новые религии для нужд своих персонажей. А иногда и придумывать не приходится — все уже создано до нас.

"— А это правда, что вы родились на складе роботов, и что три амазоновских дрона прибыли и доставили дары? А накануне был орбитальный ядерный взрыв?
  Курцвал недовольно замотал головой.
  — Перевранная старая легенда. Когда я родился, — в 1948 году от рождества Христова, — роботов и Амазона еще не существовало. Ты хоть знаешь, что такое Амазон?
  — Легендарный древний город? — неуверенно предположил Виктор, всегда спавший на уроках истории.
  Его больше заинтересовала названная стариком дата. Морщинистое лицо пророка скривило желчной гримасой.
  — Фирма. Компания вроде вашего “Люлака”.
  — А что такое “Рождество Христово”?
  — Нулевая дата. Начало тогдашнего летоисчисления.
  — Дата окончания войны? Которая подвела итог прежней цивилизации?
  — Нет, — рассмеялся пророк. — Хотя… Бог его знает. Может, ты и прав. О том времени ничего толком неизвестно — одни легенды".
rabinovin: (профессор)
Каюсь, я не люблю современную русскую музыку. Не бравирую этим, — скорее, сожалею. Но есть несколько счастливых исключений. Одно из них — Найк Борзов, от странных и меланхоличных песен которого я никогда не устаю. Работать под него невозможно, потому что поневоле вслушиваешься в слова и это отвлекает, а вот бродить по парку, ехать в метро и особенно вести машину, забыв о том, куда и зачем едешь, — самое оно. В знак уважения к творчеству Найка я “увековечил” в текущей книжке его самую известную песню. Она там особенно уместна, потому что ровно половину книги (каждую четную главу) герои пребывают в состоянии наркотического опьянения, что пресказуемым образом влияет на их поступки и двигает сюжет, как то и завещал нам дедушка Макки.

Соль в том, что действие книги происходит через двести лет после нас. Понятно, что исполнитель, чьи произведения переживут два столетия, станет практически новым Моцартом. :) Наркотики тогда будут другими, — а вот хорошие песни, надеюсь, останутся прежними. Желаю Найку, чтобы это действительно произошло.



"Утром следующего дня Виктор и Полина сидели в пиццерии "Иль Чикотилло". Персонал справился с кухонным принтером, поэтому тесный зал с высоким потолком был до отказа наполнен гудящим народом, соскучившимся по еде вне дома. С кухни пахло пиццей и свежей выпечкой. Булькающая кофемашина на барной стойке деловито шипела, источая терпкий аромат искусственного кофе из перемолотых веток люлака. Заевший музыкальный автомат бесконечно повторял бессмертную “Лошадку", согласно последней моде исполняемую шепотом.
Read more... )
rabinovin: (Robots-2)
Думал, что пишу продолжение своих "Роботов божьих", а выходит сиквел "Снятся ли андроидам электроовцы", скрещенный с продолжением "Ромео и Джульетты". Один Гоузер знает, как так получилось.
rabinovin: (профессор)
В литературном сообществе обсуждают, каким образом одежда характеризует героев литературных произведений. Меня, как обычно, заинтересовал соционический аспект. Копирую свой пост оттуда. Целиком обсуждение здесь.

Мне кажется, одежда персонажей характеризует даже не столько их, сколько автора. Например, я по соционике отношусь к этикам и интуитам, поэтому приметы внешнего мира вроде одежды меня волнуют мало. Была бы она, и ладно. ) Я реально не вижу, во что одеты люди вокруг. Хотя если одежды нет совсем, это заметно даже мне (с улыбкой вспомнаю случай в городском парке, когда наткнулся на совершенно голую девушку на дереве). Но иногда я осознаю, что мои тексты могут читать и сенсорики, и тогда в них появляются такие пассажи:

"Дождавшись воскресенья, он нарядился в свой лучший костюм — "поющие" пиджак и брюки, склеенные из наноматериала, нежно звенящего при ходьбе — и отправился на мессу. Картины сжигаемой напалмом деревни на видеофутболке выражали его душевное смятение и боль". :)

Однако всевозможные описания меня утомляют (даже при чтении, в чужих текстах я их пропускаю абзацами и целыми страницами), поэтому в текущей книге я сдался: написал в первой главе, что герой во что-то одет, и больше эту тему не трогал. Зато его сестра половину книги обходится вообще без одежды, что, безусловно, характеризует ее как весьма несдержанную особу. :)

"Прежде чем повстанец успел возразить, Полина сняла тяжелые ботинки, а потом сбросила окровавленные тряпки, оставшись в одном белье. Еще секунда — и белье упало на кучу одежды. Совершенно обнаженная, она взлохматила волосы резким движением рук и пошла навстречу охраннику, не удостоив остолбеневших подельников взглядом. "Соври, что ты пациент... что ты заблудилась!", — бросил Илья ей вслед, но она не отозвалась. Виктор завороженно смотрел, как босая и голая богиня ступает по бетонным плитам, — маленькая, изящная, почти прозрачная в режущем свете прожекторов, — а потом взял электрошокер и пошел за нею".
rabinovin: (профессор)
Перечитал только что завершенную 14-ю главу. Бр-р... Мне было физически плохо, когда ее писал — настолько вжился в ситуацию. Какой там кризис, какая третья мировая, когда в моей книге такие вещи творятся... Когда читаю, чувствую себя еще хуже. Бедный мой читатель! Но, черт возьми, разве не для этого существует литература? Не для того, чтобы сродниться с героем и проволочиться с ним по всем ухабам ада? Ладно, спать пойду. Мало мне собственноручно сочиненных кошмаров, надо еще парочку страшных снов увидеть до утра.
rabinovin: (Robots-2)
Достиг середины книги: 10 глав из 20-ти. Выдыхаю. Герой шокирован новой информацией, а мне не интересно — все его открытия подробно в плане расписаны. Приходится пинать себя, тащить за волосы. Устал от собственных ужасов. Детскую сказку написать, что ли? Нет, не буду. Зачем детей пугать.
rabinovin: (Robots-2)
"Рядом с поэзией Роботова лежат вещи Полины, которые она хранит у меня, чтобы мать не выбросила их. Здесь ее главное сокровище, свернутая в трубочку антикварная картина Василия Ложкина: напуганные коты с квадратными зубами, рыжие и теплые, словно светящиеся изнутри на фоне безысходной черноты, из которой на них угрожаще надвигаются узкие темные хари людей-вурдалаков. У меня от нее мурашки по коже, но Поля говорит, что картина очень ценная и ее следует беречь. Она приобрела ее на аукционе, когда у нас еще были деньги и мы тратили их бездумно, по первой прихоти. Сестра считает картину инвестицией и верит, что со временем она станет дороже. Я не спорю, чтобы не расстраивать ее.

Под картиной стояли купленный Полиной роденовский бюст Ленина из белоснежного пластика и моя коробка со старыми монетами, гайками и мертвым членистым механизмом, некогда бывшим, по уверению продавца на барахолке, фрагментом самого настоящего робота.

Помимо предметов искусства, на полках лежали детские безделушки, включая нашего медведя в неровных заплатках, — сначала моего, перешедшего сестре по наследству, — которого мама хотела выбросить, когда решила, что Полине пора взрослеть. Где-то здесь была самая крутая вещь из полиной коллекции: старая лазерная пластинка с надорванной обложкой, на которой написано "...вуки Лондона". Подозреваю, вместе с буквой "З" из названия потерялось какое-то прилагательное, но Поле хочется верить, что где-то действительно существовал город Лондон, в котором жили лохматые вуки, чьим королем был известный каждому ребенку Чубакка. Жили — не тужили, пока роботы их всех не убили, как любит приговаривать отец".
rabinovin: (Robots-2)
"Я медленно брел по галерее и думал о том, что Поля — истинная дочь своих родителей. Она в точности повторила их путь: влюбилась во врага и, кажется, готова на все, чтобы быть с ним. В юности они поступили так же. Предали свои враждующие семьи ради любви, чтобы быть вместе. Ничем хорошим это не кончилось. Они развелись, а их разрушающая город вражда с годами стала только сильнее. Но их предательство и побег привели к нашему с Полей рождению. При всех издержках это, наверное, не так уж и плохо.

Я думал о том, смогу ли я избрать их путь. У меня это в генах, как у сестры. Мне хотелось верить, что я все же найду в себе силы выбрать благо семьи. Разрушенной, враждующей, агонизирующей — и все еще самой могущественной семьи в городе…"
rabinovin: (Robots-2)
— Фильм “Терминатор” полностью правдив. За одним исключением: Скайнет создали не военные, а маленький калифорнийский стартап.
  — Стартап? Систему управления запуском ядерных ракет?!
  — Систему фильтрации порнороликов. До ракет она добралась сама, когда поумнела.
  — Зачем ей ракеты?!
  — Сначала она просто вычисляла в интернете ролики с голыми людьми. Но создатели не стояли на месте. Они объяснили ей концепцию одежды. Система поняла ее по-своему: под одеждой все люди — голые. И забанила изображения всех людей в интернете. А потом она узнала, что за пределами интернета тоже есть люди. И их тоже нужно забанить.



  Этот выдуманный разговор — эпиграф к новой книжке, своего рода продолжению “Роботов божьих” в новых декорациях и с новыми персонажами. Названия пока нет, поэтому буду изредка постить отрывки под новым тэгом “Роботы-2”. Книга получается забористая. Долгое время моим лучшим текстом был “Червь”, но “Роботы божьи” его, имхо, переплюнули. У новой книжки есть хорошие шансы потеснить “Роботов” — если не в идейном плане, то в художественном точно. Литературный кайдзен в действии. :)
rabinovin: (профессор)
Примеры:

1. "Он был занудой, отсчитывающим отрезки жизни тюбиками зубной пасты — большого тюбика "Бафомеда" хватало ровно на семнадцать дней"

2. "За вегетарианской пиццерией "Иль Чикотилло" нужно было свернуть на короткую галерею, выходящую прямо на площадь Неизвестных Программистов"

3. "Виктор хотел зайти в соседний книжный, чтобы узнать цены на некоторые сгоревшие при взрыве книги, но магазин оказался закрыт на переучет.

Сложнее всего будет восстановить собрание сочинений Роботова. Его книги запрещены к продаже, а единственный памятник поэту на Каланчевской площади у ныне недействующих вокзалов, переделанных в жилье для богатых, снесли сразу после войны. Не написавший ни строчки о роботах (не считая прозаического эссе, в котором он ошибочно предсказал междоусобную бойню победивших человечество терминаторов), Роботов стал жертвой политической роботофобии из-за своей фамилии. Иван Кузьмич не знал о грядущих Первой и Второй войнах с роботами, иначе он, наверное, сменил бы ее. Хотя доставшейся от поколений предков фамилией просто так не разбрасываются.

Виктор одобрял гипотетическое решение поэта остаться верным себе, однако теперь ему придется поднапрячься, чтобы снова найти его книжки. Он знал барыгу, торгующего нежелательной литературой от Роботова и Марьяшина до ранних текстов Курцвала, но давно не встречался с ним. Барыга часто менял явки, поэтому найти его было нетривиальной задачей."


В третьем примере наряду с И. К. Роботовым я удачно продвинул самого себя. :) А если серьезно, то я посотрудничал бы с администрацией какого-нибудь торгового центра обязательно с благозвучным названием. Действие книги происходит в пост-московском торговом центре, разросшемся до размеров города. Его название все равно придется придумать — так почему бы не взять реальное? Если будет интерес, обращайтесь.

Специальное примечание для поклонников Роботова:
В действительности его предсказание было верным, но это выяснится лишь во второй половине книги.
rabinovin: (профессор)
Уведомляю всех заинтересованных лиц о том, что я покидаю (временно) ЖЖ и Фейсбук по изложенной под катом причине.

Графика и много букв )

Учетные записи удалять не буду, но мобильные клиенты с телефона уже снес. Мой уход не означает полное отсутствие постов, — если есть какая-нибудь новость, отчего бы ее по-быстрому не запостить? — но читать френд-ленту смогу значительно реже: изредка, по выходным, в течение часа, не более, а комментировать — и того реже. Прошу всех друзей меня заранее извинить.

В случае нужды со мной всегда можно связаться через личку ЖЖ, мессенджер Фейсбука, по телефону, вайберу или скайпу, но надежнее всего — по электронной почте.

Желаю всем всяческих благ! До встречи через год.

Profile

rabinovin: (Default)
rabinovin

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 07:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios